Руннлейв
Разных.
А жизнь - не яркий венок,
Впилась колючка в висок -
Жжёт и давит.
Ты разучилась любить,
Зря боль ты тщишься забыть -
Не оставит.

Когда же всё началось
И сердце стали сдалось? -
Не ответишь.
Ты честь сдала за гроши,
Объятой мраком души
Не осветишь.

Насмешка злая судьбы,
Тебе Мессией не быть -
Ты порочна.
И снова - тёрн по глазам,
И нет дороги назад
Между строчек.

Спаси, что можно спасти,
Не плачь, не хнычь, не проси -
Не поможет.
Огнём объяты листы,
Покой таким же, как ты -
Не положен.

*Первые три строчки - не мои. После них начинался позор в виде двух строчек окончания. По меньшей мере, мне оно показалось позорным, так что мне обидно стало за три хорошие строчки, и я дописала.
Если кому интересно сравнить, могу их рассказать.

Я не вспомню, пожалуй, когда это началось,
А беда вся, наверное, в том, что я много читал,
Жизнь в который раз на чудес налетела ось,
Открывая искры, пламя, огонь, портал.

Было лето, пламя, уверенность - всемогущ,
Было счастье и немного в глазах луны.
А ещё - связь схожих, уже неразрывных душ,
Были сны - Магистры, какие там были сны!

Только осень - скоро, накатывает чешуёй,
Только рокот, ропот, танки в траве моей,
И проклятье моё, могущество, счастье моё,
Если б знать тогда, ну сколько осталось дней?!

Только страхи - шли и шли по моим пятам,
И накрыли шорохом беспощадных крыл,
Я почти забыл о том, что тогда искал,
Я почти забыл о том, что ещё любил.

На страницы - сотни, ну же, выкатывай в ряд,
В этом мире-посудной лавке огромный слон,
Я почти что не был жив и я не был рад,
И тоска подвывала темени в унисон.

Я решил, что не могу я всё потерять,
Понял я, что мне уж надо идти вперёд,
Я ведь вспомнил о том, как я учился летать,
Но в глазах был лёд - противный и страшный лёд.

От могущества отказаться не в силах был,
А тоска гнала, всё гнала меня в Коридор,
Только страх во мне всё, что сделать я мог - убил
И забыл я жизнь, как дурацкий, ненужный вздор.

Это - Клетка, да, на другое удачи нет,
Навредить? - лишь смех, лишь звонкий, безумный смех.
Я лишён звезды, лишён я своих побед.
Лёд в строку, ну а меня накрывает снег.

Он шуршит, ложится, но я - уже не умру,
Нету пользы в силе, но я решить не сумел,
А потом я решил в дурную сыграть игру,
В неумелых пальцах моих раскрошился мел.

Не успел я создать рисунка своей судьбы,
Это Гнёзда, мною сделанные для меня.
Я уже не помню, кем в этой жизни был,
Только слово "Вершитель" жжёт пострашней огня.

Полуслеп и безумен, я помню, как я был слаб,
И фантазии с ужасом терпким - до дна вином,
Своих страхов, своих сомнений проклятый раб,
Обернулось всё постоянным, кошмарным сном.

И меня тошнит, вроде на пол - а есть здесь пол?
Терпкий ужас, вина, невозможность баланса сил,
Кто сюда привёл и как же сюда увёл?
Если б смерти я не боялся - себя б убил.

Только дверь открылась внезапно в клетке моей,
По глазам ударил меня невозможный свет,
Я же думал - ночь моя до скончанья дней,
До того, как в клетку заглянет старуха-Смерть.

"Ничего себе... Ну и дикость. Ты жив, пацан?
Это надо ж - себя до этого довести..."
Я шатаюсь (разве - стою?) и в глазах туман,
Неужели правда - меня успели спасти?

Неужели правда - чудеса мои впереди?
Неужели правда - я снова живой? Живой!
"Да уж, с миром тебя, пожалуй, не отпустить,
Неужели тебя придётся волочь домой?"
Нам чужие сны прибежищем стали,
Нам свои не снятся уже давно.
Мы, как вы, дарили, но мы - раздали
И переродиться нам не дано.

Стать иным и новым - пожалуй, поздно,
Ведь придётся снова всё начинать,
Мы на всё привыкли смотреть серьёзно
И не нами движется время вспять.

Торопясь, осколки вы раздаёте -
Щедро, рассмеявшись - своей души,
Иногда мы ловим иной в полёте -
Так же, как и вы, куда-то спешит.

И горят глаза, в сердце рвутся ноты -
Заклинаний новых ваши слова.
Как на горке, все судьбы повороты,
Пусть не раз в огне твоя голова!

"А цена ли мудрость за нашу немощь?" -
Вопрошу себя десять тысяч раз.
Иногда в полуночь настигнет горечь
За утрату звёзд и открытых глаз.
Песен у Скальда много,
Больше, чем листьев Древа,
Только Судьба - Запомнить
Не достаётся всем.
Лёгкие рун сплетенья
Северного напева,
Много дорог для скальда -
Шансы уйти совсем.
Кто-то вперёд уходит,
Кто-то назад стремится,
Только запомни, мальчик: это не просто сказ,
Сердце поэта-скальда -
Это лесная птица,
Это - костёр чаровниц,
Дикий богов рассказ.
Будет таким не каждый,
Будет таких немного:
Деревом были люди - значит, и ты расти.
Скоро почуют руки
Силу, что дали боги,
Станут чужие рифмы -
Крыльями для Пути.
Может, ты станешь спорить (кто-то закроет книгу),
А по ажурным листьям
Будет
стекать
вода.
Только запомни, мальчик -
Ты повинуйся мигу,
Зыбкий обман "сегодня"
В силах стать "никогда".
Может, "старик" -
Ты скажешь,
"В двери стучатся норны",
Но состоянье
Тела
Духу - лишь смех один.
Сотни ночей бессонных,
Жизнь средь трудов упорных,
Только в итоге - Слова
Рыцарь -
И Паладин.

Я много видела тех, кто видит мир в тонах серых,
И тех, кто искренне считает, что мы движемся в бездну,
Играющих у края ада на собственных нервах,
Но где они здесь видят пекло, лично мне неизвестно.

Ну почему я вижу птиц, а они - грязь на дорогах?!
У всех метелей - их глаза, любовь казалась бессильной...
Сегодня - я полна Огня и я приветствую Бога,
Меня тепло обнимают Его белые крылья.

Я не умею ненавидеть, сегодня - и дальше,
И умножение Любви становится призваньем.
Порой мои глаза мудрее, но никак не старше,
Я доверяю, и не зная ничего заранье!

Апокалипсис отменяется,
Среди сотен братьев, сестёр,
Цепь различия разбивается
И Единый горит Костёр.

Мы глаза от сажи прочистили,
Отравили весною кровь,
Драгоценной, счастливой истиной,
Мы несём наш штандарт - Любовь.